Новости

30-11-2015

Спецконфискация по-новому: несмотря на гарантии, защита прав собственности под угрозой

Спецконфискация по-новому: несмотря на гарантии, защита прав собственности под угрозой

Юрий Петренко, партнер, адвокат, руководитель практики международного арбитража и судебного процесса

Расширение условий применения специальной конфискации, а также неоднозначные полномочия Нацагентства по вопросам выявления, розыска и управления активами, могут повлечь нарушения гарантий защиты прав собственности. Споры, скорее всего, закончатся либо в Конституционном Суде Украины, либо в Европейском суде по правам человека.

Пакет законов, направленный на формирование новой антикоррупционной политики, состоит из закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Украины относительно совершенствования института специальной конфискации с целью устранения коррупционных рисков при ее применении», «О внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс Украины относительно отдельных вопросов наложения ареста на имущество с целью устранения коррупционных рисков при его применении», «О Национальном агентстве Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений».

Законодательные изменения, несмотря на заявленную прозрачность и борьбу с коррупцией, могут возыметь обратный эффект. Прежде всего, это касается активов лиц, косвенно связанных с подозреваемыми, обвиняемыми или осужденными за коррупционные преступления.

Так, если предыдущая редакция ч. 4 ст. 96-2 УК четко устанавливала связь третьего лица с преступлением: «если лицо, принявшее имущество, знало или должно было знать о том, что такое имущество получено вследствие совершения преступления», то теперь вполне могут пострадать и лица, не имеющие никакого отношения к преступлениям, в связи с которыми ст. 96-1 УК устанавливает возможность применения спецконфискации.

Согласно обновленной редакции нормы, спецконфискация может быть осуществлена в случаях, когда третье лицо получило от подозреваемого, обвиняемого или осужденного имущество бесплатно или приобрело его по цене значительно ниже рыночной или знало или должно было знать, что цель передачи имущества – уклонение от конфискации.

И хотя новая редакция содержит норму, согласно которой спецконфискация не может быть применена к имуществу, пребывающему в собственности добросовестного приобретателя, тем не менее, факт бесплатного получения имущества или приобретения по заниженной стоимости не может оцениваться как доказательство недобросовестности приобретателя. Кроме того, даже если лицо знало о том, что имущество прошлого владельца было приобретено незаконным путем, на практике доказать это очень сложно, особенно если покупка осуществлялась по рыночной цене.

В любом случае при составлении, например, договора купли-продажи недвижимости контрагентам стоит более внимательно подходить к вопросу оценки ее стоимости и указанию цены договора. Хотя и здесь теперь все может оказаться не так просто.

Так, Национальное агентство Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений, наделено новым законом довольно широкими полномочиями. В частности, оно может (ст. 10 Закона) подавать иски о признании договоров недействительными, получать любую информацию (в т.ч., составляющую банковскую тайну), запрашивать сведения вне связи с конкретным уголовным производством и даже без объяснения причин. Вместе с тем, агентство не может самостоятельно производить оценку активов. Для этого оно будет привлекать другие компании, которые должны оптимизировать процесс управления. Четких критериев и принципов оценивания арестованных активов, а также отбора субъектов, которые будут этим заниматься, также не предусмотрено, что дает основания для сомнений в объективности и прозрачности реализации процедуры оценки на практике.

Статья 1 Дополнительного протокола 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 20.03.1952г. гарантирует каждому физическому и юридическому лицу право на уважение своей собственности.  В деле Маркс против Бельгии ЕСПЧ указал, что данная статья направлена на защиту неправомерного лишения имущества. В контексте украинских изменений в законодательство стоит подчеркнуть, что в право на уважение собственности входит и понятие его сохранности. Примером, если Нацагентство поместит на банковском счете денежные средства и банк вскоре ликвидируют, физическое лицо, в случае снятия ареста, сможет получить только сумму, не превышающую 200 тыс. гривен. В данном случае невозможно говорить об адекватной защите права собственности. В деле Спорронг и Лоннрот против Швеции Суд постановил, что при применении ареста государство должно учитывать справедливый баланс между интересами общества и правами отдельных лиц.

Ориентиром для закона о спецконфискации послужила Директива о замораживании и конфискации орудий преступлений и доходов, полученных преступным путем в Европейском союзе, одобренная 3 апреля 2014 года. Тем не менее, украинский вариант, похоже, не сможет стать ее полным аналогом без внесения дополнений, которые будут иметь более четкие установки при определении новых полномочий органов государственной власти.

Существенные пробелы в законодательстве обязательно станут причиной не одного громкого судебного разбирательства. Точка в понимании пределов применения спецконфискации возможно будет поставлена в Конституционном Суде Украины, ведь Основной Закон по-прежнему считает право частной собственности незыблемым. Да и перспективы исков о неправомерном аресте и конфискации имущества в Европейском суде по правам человека также вполне определенные.

Все новости