Новости

09-02-2016

Отмена извлечения из Реестра недвижимости вызвала широкий общественный резонанс, – партнер «Спенсер и Кауфманн» А.Федотова

Отмена извлечения из Реестра недвижимости вызвала широкий общественный резонанс, – партнер «Спенсер и Кауфманн» А.Федотова

Сейчас, доказательством государственной регистрации права собственности является запись в Реестре, а информация из него предоставляется в электронной форме или, по желанию, в бумажной, при этом они имеют равную юридическую силу.

Новые правила регистрации недвижимости для UBR прокомментировала партнер, руководитель практики недвижимости и земельного права АО «Спенсер и Кауфманн» Александра Федотова.

«До 1 января 2016 года на подтверждение регистрации права выдавалось извлечение из Реестра на фирменном бланке с подписью и печатью регистратора. Норма, отменяющая данное извлечение, вызвала широкий общественный резонанс, что, собственно, было прогнозируемо, – рассказала она. – В нашей стране наличие разного рода документов именно в бумажной форме является традицией, тем более, если это касается недвижимости».

Несмотря на изменение формы документа, как и ранее, государственная регистрация права собственности осуществляется на основании правоустанавливающих документов.

«В случае возникновения спора в отношении права собственности или иных вещных прав, а также их обременений, доказательством будет являться не только запись о регистрации права, но и документы, на основании которых такая запись была произведена, например, нотариально заверенный договор купли-продажи. Если запись была произведена без надлежащих документов, она может быть отменена в судебном порядке. Кроме того, закон вводит процедуру административного обжалования действий государственных регистраторов», –  подчеркнула А.Федотова.

Таким образом, отсутствие бумажного извлечения из Реестра не создает проблемы при оспаривании прав собственности. Но и его наличие не защищает собственника на сто процентов.

Независимо от того, что в соответствии с законом государство, осуществляя регистрацию, должно официально подтверждать права и соответственно брать на себя риски за недостоверность данных реестра, на практике такие риски, как и до 1 января 2016 г., ложатся на плечи правообладателя.

Все новости