Новости

21-04-2016

Трансграничный розыск активов: итоги бизнес-завтрака от «Спенсер и Кауфманн»

Более сорока топ-менеджеров банков и предприятий реального сектора экономики собрались 20 апреля в столичном ресторане Citronelle, чтобы узнать некоторые секреты, алгоритмы и даже готовые решения трансграничного розыска активов, их заморозки и возвращения.

Такую уникальную возможность представителям бизнеса предоставило Адвокатское объединение «Спенсер и Кауфманн», которое пригласило на бизнес-завтрак в качестве спикеров международных экспертов по розыску активов из Австрии и Великобритании. На это обратил внимание управляющий партнер АО «Спенсер и Кауфманн» Валентин Загария, который открыл мероприятие и представил участникам приглашенных экспертов:

  • старший управляющий директор одной из ведущих компаний мира по розыску активов K2 Intelligence Даррен Мэтьюз, а также директор департамента розыска этой же компании Анна Гумовская;
  • партнер ведущей австрийской юридической фирмы Dorda Brugger Jordis Флориан Кремслехнер;
  • партнер английского арбитражного и судебного бутика Grosvenor Law Юрий Ботюк.

О целях и основных этапах трансграничного розыска активов рассказал советник, руководитель практики M&A, банковского и финансового права АО «Спенсер и Кауфманн» Николай Лихачев.

Он отметил, что мошенники используют сложные схемы для вывода активов и их сокрытия. И если не делать своевременных шагов на ранних стадиях розыска, то шансы возврата активов, даже если удастся отследить потоки, будут весьма призрачными. Однако, только собственных усилий, по мнению Н.Лихачева, будет явно недостаточно. Поскольку активы, как правило, распределены по целому ряду стран, необходимо тесное сотрудничество с местными специалистами, которые смогут точно идентифицировать конкретное имущество и его владельцев.

Несколько успешных историй из собственной практики рассказали Даррен Мэтьюз и Анна Гумовская. Так, в рамках одного из громких дел, когда мошенник вывел около $ 65 млрд (что было установлено судом), с помощью специального программного обеспечения были проанализированы тысячи файлов с документацией, в частности, биллинговая информация оператора связи о телефонных звонках главного подозреваемого. Время и продолжительность телефонных разговоров были сопоставлены со сведениями о времени, когда происходили сомнительные сделки. Благодаря этому удалось доказать цепочку выгодоприобретателей и, в конечном итоге, вернуть $ 10 млрд.

О важности правильного избрания юрисдикции в процессе розыска, заморозки и возвращения активов рассказал Флориан Кремслехнер. Австрийский банк на основании электронного письма клиента из РФ перечислил средства эстонскому банку. Впрочем, со временем выяснилось, что указание о трансакции (которое содержало все необходимые для этого данные) поступило с адреса электронной почты, который был почти идентичен настоящему.

Расследованием мошенничества занялись правоохранительные органы Австрии и Эстонии. А вот возврат денег обеспечивали в Dorda Brugger Jordis. Они выяснили, что последующие транзакции (которые осуществлялись через оффшорные компании) затрагивали несколько юрисдикций. Проанализировав перспективы судебного разбирательства, эксперты решили остановиться на британской юрисдикции (где находился «якорный» ответчик) и привлечь английских барристеров. По словам господина Кремслехнера, это было правильным решением . Лондонский королевский суд в конечном итоге издал приказ, которым обязал эстонский банк вернуть средства на счет.

О преимуществах использования британской юрисдикции для раскрытия информации о должниках и ареста активов по всему миру рассказывал Юрий Ботюк. В частности, он назвал условия для успешной заморозки активов, отметив, что такая мера не позволяет распоряжаться средствами, впрочем гарантирует их возврата в случае выигрыша в деле.

Все новости