Новости

15-07-2016

Обыск у адвокатов: Игорь Степанов рассказал, как не играть по сценарию детективов

Обыск у адвокатов: как не играть по сценарию детективов

Игорь Степанов, адвокат, руководитель практики уголовного права АО «Спенсер и Кауфманн», специально для ЮРЛИГА

Последние новости на ниве борьбы с коррупцией в Украине довольно ярко отражают новый тренд в деятельности правоохранительных органов, которые нашли наиболее простой путь получения интересующей их информации. Консультирование клиентов и высказывание адвокатами правовой позиции было приравнено НАБУ к юридическому прикрытию преступной деятельности и использовано в качестве основания для проведения обысков в юрфирмах и адвокатских объединениях.

В частности, в рамках дела о «газовой схеме» оказалось, что детективы НАБУ провели обыск у адвокатов для того, чтобы найти доказательства их причастности, либо непричастности к преступлению, в котором подозревается народный депутат Онищенко. Другими словами, не имея информации о том, участвовал ли адвокат в противоправных схемах, и есть у него в офисе информация, относящаяся к делу, тем не менее, правоохранители провели процессуальные действия «на всякий случай».

При таком «креативном» подходе ни о каких профессиональных гарантиях деятельности говорить уже не приходится, поэтому каждый адвокат должен быть готов к проведению «маски-шоу» на его территории. Надеемся, что изложенные ниже рекомендации, связанные с особенностями проведения обыска у адвокатов, помогут коллегам упредить или минимизировать возможный ущерб.

Зачем это все?

Автоматы, маски и бронежилеты на крепких ребятах из «группы поддержки», как новомодные атрибуты обыска в любом громком деле, конечно же никак не связаны с подавлением противодействия «белых воротничков» офиса. Кроме замка на входной двери и сейфов внутри помещения, чаще всего, никаких других физических препятствий для проведения следственного действия не существует.

Маски шоу – это банальный, примитивный, но довольно эффективный прием психологического воздействия (ведь человеку без лица, но с оружием, который, к тому же, орет, пугая самого себя «Буду стрелять на поражение!» – довольно трудно возражать). Цель такого давления – вывести из равновесия, рассеять внимание и подавить волю, дабы собрать максимальное количество документов и материалов. Полученную же информацию можно будет потом уже, не спеша, анализировать у себя в кабинете. Кстати, стоит заметить, что сотрудники прокуратуры, полиции и СБУ умеют эффективно проводить обыски без орущих людей, увешанных оружием и с чулками на голове.

Поэтому главная задача любого обыска – сохраняя спокойствие, сломать стандартный сценарий проведения таких мероприятий, направив следственное действие в конструктивные рамки Уголовного процессуального кодекса.

И конечно же грамотное сопровождение процедуры обыска – это безусловно важный элемент собственной деловой репутации: если адвокат не может защитить себя, как он после этого будет смотреть клиенту в глаза, обещая отстоять его интересы?

Враг у ворот

Итак, при появлении информации о нежеланных гостях, входная дверь в офис должна быть заблокирована, а все сотрудники – оповещены об изменении их планов и задач на ближайшее время.

Дело в том, что гарантии профессиональной деятельности, прописанные в специальном законе, предусматривают, в частности, что необходимым условием для проведения обыска помещения адвоката, адвокатского объединения является присутствие представителя совета адвокатов региона. Правоохранители по понятным причинам часто игнорируют данное требование, несмотря на то, что обязаны заблаговременно уведомить совет о грядущем следственном действии.

Поэтому, увидев у двери офиса незнакомых людей с оружием, которые через домофон говорят, что они правоохранители, в любом случае будет абсолютно нелишним сделать несколько телефонных звонков и уведомить об обыске свой совет адвокатов, а заодно ­- Комитет защиты прав адвокатов и гарантий адвокатской деятельности, а также знакомых коллег. Информацию также стоит максимально распространить среди СМИ и в социальных сетях. Кроме того, и это самое важное, сразу же звоните адвокату, с которым заключен договор на предоставление правовой помощи вашему адвокатскому объединению.

Если среди вооруженной группы, стоящей около двери, вы не увидите представителя совета адвокатов – двери офиса можете смело не открывать. Настоящие правоохранители закон знают, и поэтому они такого представителя терпеливо дождутся. Если же около двери находится имитация правоохранителей, они, на ваши законные требования, озвученные им через домофон, с молчаливым сопением приступят к попыткам дверь офиса вскрыть. Увидев такие их противоправные старания, сразу же звоните в полицию. Вы же не можете вооруженных людей, которые игнорируют закон, воспринимать как правоохранителей. Вас же в институте учили, что вооруженные люди, которые нарушают закон и при этом ломятся к вам в двери, называются вооруженной бандой, которая пытается совершить разбой, объединенный с проникновением в жилье.

Впрочем, помешать решительно настроенному следователю обязательно сегодня нарушить закон, и таким образом задокументировать себя для будущего криминального производства, вряд ли удастся, – дверь будет взломана и шоу обязательно продолжится.

После того, как представители правоохранительного органа законным, либо незаконным способом попали к вам в офис – внимательно проверьте документы, которые есть у них, и которые они принесли с собой.

Кроме стандартных проверочных действий – служебные удостоверений гостей, с обязательной фиксацией их данных – необходимо проверить в определении следственного судьи о даче разрешения на обыск помещения адвоката уровень прокурора, который вносил ходатайство следственному судье (это может быть только генеральный прокурор, его заместители или прокуроры областей или Киева), а также удостовериться, что в документе указан совершенно конкретный перечень вещей и документов, которые планируются найти, выявить или изъять во время проведения следственного действия . Также обязательно необходимо проверить, все помещение подлежит обыску, либо только его часть, совпадает ли адрес в определении с вашим адресом, указано ли в определении, что обыск должен проводится у адвоката и кому дано право на проведение обыска. Если субъект, стоящий перед вами имеет другую фамилию, нежели тот, который указан в определении – обязательно требуйте постановление о создании группы прокуроров, либо следователей.

Понятых, которые приехали с правоохранителями, лучше попытаться заменить на людей с улицы. Хотя, маловероятно, что вам это удастся. Те, кто в теории должны объективно наблюдать за всем процессом, на практике часто оказываются каким-то образом заинтересованными или зависимыми от следствия и рассказывают в суде то, что выгодно стороне обвинения. Как правило, у таких прирученных понятых с собой не бывает документов, и живут они, обычно, на окраине Донецкой области, а в Киев приехали посмотреть достопримечательности. В любом случае, попытайтесь зафиксировать таких личностей на фото.

В процессе

После проведения проверочных действий одним из первых требований к следователю должно стать громко и четко сформулированное ходатайство о фиксации обыска техническими средствами. Отговорки что нет техники или специалистов во внимание принимать не нужно. Он обязан выполнить требование, иначе согласно ст. 107 УПК и процессуальное действие, и полученные в ходе его проведения результаты будут признаны недействительными.

Также крайне желательно обеспечить максимально полную параллельную запись происходящего собственными силами. Хотя, в некоторых случаях – при жестком сценарии развития событий -у сотрудников компании могут отобрать мобильные телефоны и согнать всех в одну комнату. Но надо понимать, что такие действия следователя явно незаконны и совершены с превышением полномочий. Следователь может запретить только действия, которые мешают проведению обыска, что, конечно же, не может относиться к его видео фиксации сотрудниками фирмы. Т.е. такие действия – это очередное документирование себя следователем. А помещение всех в одну комнату с приставленным автоматчиком, есть не что иное, как незаконное задержание. Естественно, вы, как порядочные люди, должны громко и внятно объяснить следователю о совершаемых им преступлениях – он же может забирать у вас телефоны и сгонять в одну комнату из-за банального незнания некоторых статей криминального кодекса. Также, в таких случаях часто эмоциональное перенапряжение или духота помещения у наиболее слабых в физическом плане сотрудников могут вызвать перепады давления или другие болезненные проявления организма. К проведению обыска в этом случае должна оперативно присоединиться скорая помощь. Это не добавит положительных моментов в общении со следователем, поскольку еще усложнит реализацию намеченных им ранее планов.

Незваные гости очень любят разбредаться по разным помещениям. Возможно, дабы ускорить процесс обыска. Однако не исключены и провокации: например, вдруг обнаружится какой-то предмет, изъятый из гражданского оборота. Дабы этого не произошло, каждый правоохранитель должен быть в поле зрения сотрудников и если начинаются процессы брожения, об этом нужно сообщить старшему группы с требованием прекратить нарушения и обеспечить последовательность обыска. Последовательность – это когда группа правоохранителей в каждый определенный момент времени находится в одном пространственном измерении (обязательно вместе с понятыми) и с течением времени обыска перемещается на участок, смежный с тем, на котором она была, описав перед этим в протоколе все, что было найдено на предыдущем участке.

Все закрытые сейфы и столы, конечно же, необходимо открыть, если вы, конечно, не хотите покупать новые. Перед этим о таких намерениях необходимо внятно предупредить следователей. Если после такого предупреждения следователи все равно будут пытаться вскрывать их болгаркой – конечно же, это уже будет умышленная порча имущества.

«Здесь находится адвокатская тайна» – фраза, которую нужно произносить каждый раз, когда обыскивающие будут пытаться ознакомиться с рабочими документами ваших клиентов. Тайна, хоть и адвокатская, однако гарантии ее защиты распространяются на любого сотрудника, пребывающего с ним в трудовых отношениях или отношениях с адвокатским бюро, адвокатским объединением. От них не только нельзя требовать предоставление сведений, составляющих адвокатскою тайну, но по этим вопросам указанные лица даже не могут быть допрошены.

Поэтому никаких разговоров со следователями и сопровождающими их оперативными сотрудниками вести нельзя. Громко и четко можно только высказывать возмущения противоправными действиями и делать в связи с этим замечания. Любой шаг всторону от нормы закона должен быть зафиксирован для последующего отображения в протоколе обыска. Все это будет иметь значение при обжаловании действий правоохранителей и признании их незаконными.

Ну и конечно необходимо требовать от следователя совершенно конкретного описания всех изымаемых предметов и документов. Вместо фразы «папка синяя со словом и цифрами «договора 2016» 1 шт.» в протоколе должен быть отображен полный список документов этой папки. В таком случае, с одной стороны, ничего важного не пропадет, а с другой – будет гарантия, что в деле не появится ничего лишнего.

Финал

В протоколе обыска должны быть отображены все лица, которые участвовали в обыске. Должны быть максимально четко описаны вещи и документы, которые изъяты. Должны быть записаны абсолютно все замечания и жалобы, которые вы можете высказать по процедуре проведения обыска (абсолютно все – даже если некоторые из них будут вам казаться несущественными или глупыми). Должно быть максимально полно описано имущество, которое не указано для изъятия в определении суда, и которое есть временно изъятым. Конечно же, при этом не стоит обращать внимания на глупые фразы следователей – «вы должны поместить свои замечания в эту одну свободную строчку»

Будь готов

Хочешь мира – готовься к войне. Это крылатое выражение, авторство которого приписывают римскому историку Корнелию Непоту, справедливо и к рассматриваемой конфликтной ситуации.

Тем более, что нормальный следователь и сам максимально заинтересован в наименьшем количестве нарушений закона. Если он пришел на обыск, а не на налет – он удовлетворит все ваши законные требования – и представителя совета адвокатов, и вашего адвоката, и нормальных понятых, и фиксацию, и последовательность обыска, и полноту протокола. В этом случае практически не возможно будет оспорить его действия и допустимость собранных доказательств. Если он следователь, а не его имитация – он это все знает.

Именно поэтому нелишним будет разработать для сотрудников компании алгоритм действий на такие случаи, провести тематические занятия, а также заключить между адвокатами, всеми сотрудниками-не адвокатами и компанией перекрестные договора о предоставлении правовой помощи, дабы во время проведения обыска адвокат вдруг не оказался в глазах следователя посторонним лицом.

Все новости