Новости

23-08-2016

Применение Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей усложняется несоблюдением сроков исполнения судебных решений на Украине, – советник АО “Спенсер и Кауфманн”

РЕЖИМ ПОХИЩЕНИЯ

Применение Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей усложняется несоблюдением сроков исполнения судебных решений на Украине

Татьяна ИВАНОВИЧ, специально для «Юридической практики» (№ 31-32/2016)

Когда один из родителей либо ближайших родственников вывозит из страны постоянного пребывания ребенка без согласия другого родителя, такой киднеппинг, помимо уголовной стороны вопроса, вмещает множество гражданско-правовых аспектов. В чем именно они состоят, попробуем разобраться.

Критерии незаконного перемещения

Предоставить детям защиту в международном масштабе от вредоносных последствий их незаконного перемещения или удержания и создать процедуры для обеспечения незамедлительного возвращения в государство их постоянного проживания, а также обеспечить защиту прав доступа — цель Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 25 октября 1980 года (Конвенция), к которой Украина присоединилась более десяти лет назад (Закон от 11 января 2006 года № 3303-IV). Главная суть Конвенции состоит в том, что один из родителей либо членов семьи не может самостоятельно принимать решение о смене постоянного места жительства ребенка.

Для реализации Конвенции на Украине был принят Порядок исполнения на территории Украины Конвенции, утвержденный постановлением Кабинета Министров Украины от 10 июля 2006 года № 952 (Порядок).

По состоянию на конец июня 2016 года участниками Конвенции являются 94 государства. Это значит, что правовых механизмов сотрудничества по вопросу возвращения детей с другими странами, которые ее не ратифицировали (например, Ирак, Казахстан, Узбекистан, Туркменистан), попросту нет.

В понимании Конвенции ребенком является человек, не достигший 16 лет, постоянно проживающий на территории государства-участника. Причем для применения Конвенции гражданство ребенка или его родителей не имеет значения.

Для установления факта постоянного проживания украинские суды исходят из следующих обстоятельств: регистрация по месту жительства, социальные связи ребенка, наличие медицинского страхования и т.п. (решение Печерского районного суда г. Киева от 5 июня 2013 года по делу № 2-4237/12).

Конвенция называет два критерия незаконности перемещения или удержания ребенка:

1) если нарушаются права попечительства над ребенком, которыми были наделены какое-либо лицо, учреждение или иной орган, совместно или индивидуально, в соответствии с законодательством государства, в котором ребенок постоянно проживал до его перемещения или удержания;

2) если на момент перемещения или удержания эти права эффективно осуществлялись (коллективно или индивидуально) или осуществлялись бы, если бы не произошло перемещение и удержание.

Предмет исковых требований

Лицо или орган, считающие, что ребенка похитили, должны обратиться с заявлением в Центральную инспекцию государства постоянного проживания ребенка или в Центральную инспекцию любого другого государства, ратифицировавшего Конвенцию (действует заявительный принцип). Для Украины таким органом является Министерство юстиции Украины и его территориальные органы.

На Украине дела о возвращении ребенка в иностранное государство рассматриваются исключительно судами в исковом производстве в порядке, предусмотренном Гражданским процессуальным кодексом. Согласно обобщению судебной практики Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел (ВССУ) «О практике рассмотрения судами гражданских дел с применением Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 25 октября 1980 года (Гаагская конвенция)», кругом лиц, по заявлению которых может быть открыто производство по гражданскому делу указанной категории, являются: мать, отец ребенка, опекун (попечитель), другое лицо, имеющее право попечительства над ребенком, в том числе уполномоченный на это представитель детского учреждения, в котором проживал ребенок, лишенный родительской опеки. Исковые заявления в соответствии с Конвенцией могут подаваться также представителями Министерства юстиции Украины или его территориальными органами (при наличии соответствующего поручения заявителя).

Суд может рассмотреть дело как по месту нахождения ответчика и ребенка, так и по месту нахождения Министерства юстиции или его территориальных органов. Предметом исковых требований этой категории дел является признание незаконным вывоза и (или) содержания на территории страны временного пребывания ребенка, обеспечение возвращения на постоянное место жительства.

Также может быть подан иск об определении порядка общения с ребенком при наличии установленного факта проживания ребенка на законных основаниях на территории Украины при отсутствии спора о возвращении ребенка в другое государство (дело № 2-1711/11, которое рассматривалось Галицким районным судом г. Львова). Конвенция предусматривает возможность обращения с двумя видами заявлений: о возвращении ребенка и об обеспечении права доступа к ребенку.

Решение по делу должно быть принято не позднее шести недель со дня начала процедур. Однако данный принцип незамедлительности в принятии и исполнении решения, предусмотренный статьей 11 Конвенции, к сожалению, нередко нарушается судами Украины, что является достаточным основанием для подачи жалобы в Европейский суд по правам человека (Евросуд). Ведь в данном случае речь идет о нарушениях пункта 1 статьи 6 (право на справедливый суд) и статьи 8 (право на уважение частной и семейной жизни) Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод.

Если ребенок незаконно перемещен или удерживается и к началу процедур в судебном или административном органе государства-участника, где находится ребенок, прошло менее одного года от даты такого перемещения или удержания, соответствующий орган выдает распоряжение о незамедлительном возвращении ребенка. Впрочем, судебный или административный орган даже в тех случаях, когда процедуры начаты после истечения годичного срока, также издает распоряжение о возвращении ребенка, если только нет данных о том, что ребенок уже адаптировался в новой среде (статья 12 Конвенции).

О том, что ребенок адаптировался в новой среде, по мнению Верховного Суда Украины (постановление от 21 октября 2015 года), могут свидетельствовать следующие факты: ребенок посещает дошкольное учебное заведение, различные кружки, за ребенком осуществляется медицинский уход, у ребенка есть друзья, увлечения, ребенок имеет семейные связи, ребенок изменил язык общения, а также другие факты, подтверждающие, что ребенок считает свое место жительства постоянным, комфортным и т.д.

Исполнение решения

Одним из оснований для отказа в заявлении о возвращении ребенка может быть возражение самого ребенка. И украинская судебная практика свидетельствует о том, что суды часто прислушиваются к мнению детей старше десяти лет.

Но, как правило, получить положительное судебное решение по делу — недостаточно. Его нужно еще исполнить, а с этим на Украине, как известно, проблемы. И сфера применения Конвенции не является исключением.

Так, отсутствует специальный порядок исполнения решений такой категории дел. Поэтому исполнители руководствуются общим порядком, предусмотренным Законом Украины «Об исполнительном производстве» (Закон), согласно которому при неисполнении решения исполнитель имеет право наложить на должника штраф, организовать исполнение решения в рамках своих полномочий, внести в правоохранительные органы представление о привлечении к ответственности и повторно наложить штраф. Применение в данном случае процедуры, предусмотренной статьей 77 Закона, а именно — отобрание ребенка — невозможно, так как этот способ допустим только в случае, если он прямо прописан в судебном решении (определение ВССУ от 26 декабря 2012 года по делу № 6-43770св12).

Также актуальной для Украины является проблема несоблюдения сроков исполнения решений, что приводит к обращению в Евросуд. Например, при рассмотрении дела «Хабровски против Украины» (решение от 17 января 2013 года № 61680/10) суд установил, что государственными органами Украины был потрачен почти год на принятие решения о возвращении ребенка и еще почти два года — на относительно успешную попытку исполнить данное решение. А поскольку родитель, с которым пребывал ребенок, вел открытый образ жизни и не скрывался от представителей власти, Евро- суд признал нарушение статьи 8 Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод, так как неэффективность исполнительного производства привела к разрыву семейных связей между заявителем и ребенком.

Статистика Минюста

Напоследок — немного статистики. По данным Минюста, в 2015 году министерством в целом были получены и обработаны 64 заявления о возвращении детей на основании Конвенции. Из них 27 заявлений — о возвращении детей с Украины на место их постоянного проживания за рубежом и 37 заявлений о возвращении детей, неправомерно перемещенных за границу, на территорию Украины. Наибольшее количество заявлений о возвращении детей из-за границы на Украину было направлено в Российскую Федерацию — 14 заявлений. В 2015 году украинским судом вынесено одно решение об удовлетворении исковых требований о возвращении ребенка на место его постоянного проживания за границей, которое было исполнено в добровольном порядке, еще пять решений о возвращении детей, принятых в предыдущие годы, находятся на стадии исполнительного производства.

В любом случае следует помнить, что механизм, предусмотренный Конвенцией, не гарантирует возвращения ребенка, а в делах семейных всегда лучше действовать по договоренности и на опережение.

Все новости