Новости

07-09-2016

Несмотря на монополию, неадвокаты будут продолжать осуществлять представительство других лиц в суде в значительной части дел, – адвокат АО «Спенсер и Кауфманн»

Несмотря на монополию, неадвокаты будут продолжать осуществлять представительство других лиц в суде в значительной части дел, – адвокат АО «Спенсер и Кауфманн»

При обсуждении изменений в Конституцию Украины относительно правосудия вопрос введения так называемой адвокатской монополии был одним из самых острых, и вызывал многочисленные дискуссии в профессиональной среде. Сейчас, когда Верховная Рада Украины приняла соответствующие изменения, казалось бы, в этой дискуссии поставлена ​​точка.

На самом деле изменения, внесенные в Конституцию Украины, не дают четкого ответа на вопрос, введена ли в Украине адвокатская монополия, или нет, – считает адвокат АО «Спенсер и Кауфманн» Сергей Пушко, у которого журнал «Украинский юрист» интересовался, чего украинскому юридическому бизнесу стоит ждать от внедрения адвокатской монополии.

«С одной стороны, монополия введена, ведь в одном из положений Конституции Украины указано, что исключительно адвокат осуществляет представительство другого лица в суде, а также защита от уголовного обвинения. С другой – не введена, поскольку в другом положении Конституции приведены исключения из этого правила, в частности, говорится о том, что законом могут быть определены исключения относительно представительства в суде в малозначительных спорах», – отметил он.

По его убеждению, понятие «малозначительности спора» является субъективным и вариативным. Важно, какие критерии будут применены в процессуальных кодексах для предоставления определения этому понятию. «По содержанию новой редакции Хозяйственного процессуального кодекса Украины и изменений в Гражданский процессуальный кодекс Украины, которые разработаны Советом по вопросам судебной реформы, к незначительным спорам предлагается отнести споры по делам, цена иска в которых не превышает ста размеров минимальной заработной платы. То есть для определения малозначительности спора взят имущественный критерий, – отмечает С.Пушко. – При этом все неимущественные споры вообще не подпадают под этот критерий. Удивительно, но при таких условиях осуществлять представительство других лиц по делам, например, о расторжении брака или установлении фактов, имеющих юридическое значение, смогут исключительно адвокаты».

На взгляд С.Пушко, неадвокаты будут продолжать осуществлять представительство других лиц в суде в значительной части дел. Однако введение исключительного представительства адвокатами как лиц, являющихся профессионалами, на которых распространяются Правила адвокатской этики, которые обязаны соблюдать адвокатскую тайну, к которым могут быть применены меры дисциплинарной ответственности, других лиц в суде по отдельным категориям дел или на отдельных стадиях рассмотрения дела является неотложным требованием времени и мировой тенденцией многих правовых систем.

«При этом неоднократно разработчики судебной реформы утверждали о вероятности внесения изменений в действующее законодательство об адвокатуре с целью упрощения доступа практикующих юристов к профессии адвоката, – отмечает адвокат. – Поэтому пока трудно однозначно утверждать, какие изменения ожидает рынок оказания юридических услуг в связи с ограничением возможностей для неадвокатив осуществлять представительство других лиц в судах».

«В любом случае есть надежда, что проведение судебной реформы будет способствовать дальнейшему развитию адвокатуры и улучшению качества правовой помощи», – резюмирует С.Пушко.

Все новости