Новости

08-11-2016

Гаагская конвенция о соглашении о выборе суда может стать более прогрессивной альтернативой международному арбитражу

Юрий РЫБАК, юрист практики международного арбитража и трансграничных споров АО «Спенсер и Кауфманн», специально для «Юридической практики»

В ближайшей перспективе украинский бизнес может получить еще один эффективный инструмент разрешения хозяйственных и коммерческих споров с нерезидентами. Для этого Верховному Совету Украины необходимо ратифицировать подписанную в марте этого года Гаагскую конвенцию о соглашении о выборе суда от 30 июня 2005 года (Конвенция). Станут ли национальные хозяйственные суды альтернативой международному арбитражу, и как скоро это произойдет, – попробуем разобраться.

Новые возможности

Буквально на днях Сингапур стал третьей из пяти стороной-участницей, для которой Конвенция вступила в силу. Ранее Европейский Союз (кроме Дании) и Мексика уже «активировали» документ, ратифицировав его. На очереди – Соединенные Штаты Америки и Украина. Обгоним ли мы США в этом вопросе прогнозировать трудно. Если у города-льва, известного своими строгими законами, процедура заняла всего лишь полтора года, то Вашингтон не может решиться на решающий шаг вот уже семь лет.

Поэтому сейчас для украинского бизнеса самое время разобраться в тех возможностях, которые принесет ратификация относительно нового инструмента в международной правоприменительной практике.

Ключевыми элементами Конвенции можно назвать: 1) сферу ее применения; 2) форму определения сторонами исключительной подсудности; 3) особый режим признания и исполнения вынесенных судебных решений.

Применение Конвенции осуществляется в международных судебных делах по отношению к исключительным соглашениям о выборе суда, заключенным по гражданским и торговым делам, кроме исключительного перечня сфер, приведенного в самой Конвенции.

Для определенной категории дел, обусловленных, как правило, интересами физических лиц, возможность применения Конвенции закрыта. Это случаи, когда, например, соглашения заключены с физическим лицом, действующим главным образом в личных, семейных или связанных с ведением домашнего хозяйства (права потребителя) целях, или касаются трудовых договоров, включая коллективные соглашения.

Кроме того, Конвенция не будет применяться в случае споров о статусе и правоспособности физических лиц, алиментных обязательствах, завещаниях и наследовании, исков из причинения вреда жизни или здоровью гражданина, предъявленных физическими лицами или от их имени, других вопросах семейного права (режимы собственности супругов и прочие права или обязанности, возникающие из брака или аналогичных отношений).

Исключением из сферы применения также стали споры по вещным правам в отношении недвижимого имущества и владения недвижимым имуществом на правах аренды, банкротства, антимонопольные вопросы, перевозка пассажиров или грузов, действительность записей в государственных реестрах и некоторые другие.

Для применения Конвенции сторонам в международных соглашениях необходимо определить юрисдикцию суда страны-участницы Конвенции.

К соглашению сторон об исключительной подсудности устанавливается ряд требований: должны участвовать две или более стороны; форма соглашения – письменная (возможно также применение иных средств коммуникации при условии, что информация будет доступной для дальнейшего использования); соглашение должно устанавливать компетентный суд или суды страны-участницы Конвенции (при этом юрисдикция любых других судов для целей урегулирования споров, которые возникли или могут возникнуть между сторонами в связи с конкретными правоотношениями, должна быть исключена).

На основании соглашения об исключительной подсудности споров суду, выбранному сторонами, устанавливается специальный режим признания и исполнения решений, вынесенных этим судом.

Прогрессивные нормы

Вне Конвенции возможность признания и исполнения судебных решений иностранных судов возможна и сегодня в рамках отдельных двух- или многосторонних соглашений между государствами, а также на основании принципа взаимности (reciprocity principle). Однако с ратификацией Конвенции процедура будет существенно упрощена. Прежде всего, в связи с ограничением оснований для отказа в признании и исполнении судебного решения, а также благодаря невозможности вмешиваться в решение суда страны-участницы Конвенции по сути спора. Примечательно, что решение может быть признано, если оно вступило в силу в стране, где оно было вынесено. Кроме того, решение может быть исполнено, если оно также может быть исполнено непосредственно в стране, где оно было вынесено.

С присоединением к Конвенции большего количества стран можно говорить о перспективе создания правового режима признания и исполнения судебных решений между странами-участницами Конвенции, подобному режиму, который существует в международном арбитраже и установлен Конвенцией о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 1958).

Учитывая, что установленные Конвенцией нормы в некоторой части являются более прогрессивными, нежели положения Нью-Йоркской Конвенции (например, в части сокращения оснований для отказа в признании и исполнении судебных решений или наличия более гибких инструментов для возмещения убытков – национальный суд в отличие от арбитража может менять сумму иска), разрешение споров в государственных судах стран-участниц Конвенции может составить значительную конкуренцию арбитражу в будущем.

Немаловажным фактором популярности альтернативного арбитражу способа разрешения споров в национальных судах обязательно станет сокращение судебных издержек, а также более приемлемые сроки разрешения некоторых категорий споров.

Пророгационная практика

Хотя действующим законодательством институт пророгационных соглашений не урегулирован, в нашей стране уже есть позитивная судебная практика. Так, в споре между TNT Express Worldwide Spol. S.R.O и ООО «Аеро-Експрес», Высший хозяйственный суд Украины постановлением от 15 сентября 2015 года по делу № 911/539/15 подтвердил обязательство соблюдения пророгационных соглашений сторон в правоотношениях с иностранным элементом и невозможность рассмотрения споров украинскими судами, если стороны четко предусмотрели иностранный суд, как компетентный для разрешения споров. Кроме того, ценность этого решения состоит в том, что судом кассационной инстанции было подтверждено, что пророгационное соглашение сторон является основанием для закрытия производства хозяйственном процессе, ранее отрытого по иску стороны вопреки наличию пророгационного соглашения.

Впрочем, для эффективного использования Конвенции все равно понадобятся изменения в действующем украинском законодательстве. Помимо закона о ратификации Конвенции (по имеющейся информации, соответствующий проект уже готовится Министерством юстиции Украины), нормы о пророгационных соглашениях сторон должны найти свое отображение в процессуальных кодексах.

Увеличение количества дел, связанных с применением Конвенции, безусловно, повысит уровень практической ценности документа. Только вот где будет судиться украинский бизнес, учитывая коррупционные риски в стране и проблемы с обеспечением разумных сроков рассмотрения дел в судах, – вопрос скорее риторический.

Все новости