Новости

14-11-2016

Перспективы применения медиации для разрешения споров оценил старший юрист «Спенсер и Кауфманн»

В начале ноября Верховная Рада сделала первый шаг для урегулирования споров различного характера не в суде, а в ходе особого рода переговоров, когда специальный посредник между заинтересованными сторонами помогает им добровольно найти компромиссное решение.

Старший юрист АО «Спенсер и Кауфманн» Андрей Гвоздецкий прокомментировал для издания UBR принятый в первом чтении законопроект №3665 «О медиации».

Он пояснил, что медиатор не является третьей стороной, которая разрешает спор, он не имеет права предоставлять сторонам рекомендации или давать правовую оценку сложившейся ситуации. И в этом отличие от, например, третейского суда.

«Его задача в структурировании и координировании переговоров с целью скорейшего примирения, а также в консультировании по вопросам как оформить договоренности сторон конфликта. Именно такая модель нашла отражение в законопроекте», — сказал А.Гвоздецкий.

Несмотря на то, что медиатор не является своего рода арбитром, а медиация — не аналог третейского судебного разбирательства, отсутствие требований о наличии у посредника юридического образования является спорным.

«Ключевая функция такого специалиста заключается в структурировании процесса переговоров и примирения. Его профессиональные знания в области права должны быть фундаментом для составления грамотного заключительного договора, направленного на эффективное разрешение спора, а не на создание почвы для дальнейших маневров в судах», — уточнил старший юрист АО «Спенсер и Кауфманн».

А.Гвоздецкий критично настроен относительно возможности применить медиацию для разрешения как гражданских и хозяйственных споров, так и в административных и уголовных производствах. «К примеру, возможность внесудебных разбирательств при общеизвестном факте наполнения государственного бюджета за счет фискальных служб нельзя себе представить», — говорит старший юрист.

Еще более спорным является применение медиации в уголовных производствах. «Да, законопроект предусматривает ограничения в отношении медиации при тяжких или особо тяжких преступлениях. В то же время суть уголовного преступления — его общественная опасность (это следует из нормы Уголовного кодекса Украины об определении преступления). Использование внесудебного, по сути договорного, урегулирования между потерпевшей и виновной стороной сложно представляется в действии», — считает А.Гвоздецкий.

Этот законопроект является скорее платформой для внедрения нового института, нежели надлежащим его регулированием, отмечают юристы.

«Безусловно, это важный шаг приведения нашей правовой системы к существующим в мире практикам. Вместе с тем эффективный, работающий механизм возможно создать только с учетом надлежащей доработки при участии экспертного обсуждения, ученых, практикующих юристов, представителей судебной системы», — подытожили в «Спенсер и Кауфманн».

Все новости