Новости

15-11-2016

Как улаживать спорные моменты взаимоотношений между заемщиком и кредитором

Советник, руководитель практики M&A, банковского и финансового права АО «Спенсер и Кауфманн» Николай Лихачев, специально для FORBES

С октября в Украине вступил в силу закон о финансовой реструктуризации, который регулирует цивилизованные отношения между кредитором и заемщиком. Но пока еще он не заработал на полную силу. Хотя поле для его применения в стране чрезвычайно велико. Например, клиент задолжал банку некую сумму и не может расплатиться. Банк пытается взыскать долг, но терпит неудачу. Между заемщиком и кредитором разгорается война, которая не приносит пользы ни одному из них. Это – довольно частый сценарий того, как могут развиваться события при возникновении подобной ситуации. Впрочем, есть более мирные и эффективные варианты, в результате которых и клиент, и банк остаются в выигрыше.

Прежде всего, ответим на вопрос: почему клиент становится неплатежеспособным? Причин может быть масса. Экономические обстоятельства пошли не так, утрачены конкурентные позиции, сыграли роль внутренние факторы. Бывает просто – банальное неэффективное управление отдельно взятыми кредитными средствами. Или же переоценка возможностей: брали, пока дают, в надежде, что все окупится. Или же – откровенно мошеннические действия, когда клиент изначально не планировал возвращать деньги банку.

Какие бы обстоятельства ни были, финал один: заемщик приходит в банк и выворачивает пустые карманы. Как обычно реагирует банк? Нашим финансовым учреждениям не хватает ликвидности, а потому они готовы выжать из должников последнюю копейку, в том числе, в судах. Лишь бы хоть частично пополнить баланс.

Какой выход возможен из этой ситуации? Если говорить о клиентах, то самое худшее, что может сделать должник – в ультимативной форме поставить банк перед фактом, что ему нечем платить. И – точка. Разбирайтесь, как хотите. А банку – все равно. У него нет ни времени, ни желания прописывать за клиента, каким образом он должен возвращать долг, где нужно докредитовать, чтобы он мог поднять бизнес и расплатиться. Поэтому если заемщик действительно хочет урегулировать ситуацию, да еще попутно спасти бизнес, он должен приходить в банк с четко продуманной финансовой стратегией.

Причем предпринимать меры такой бизнесмен должен еще до прихода к кредиторам. Когда становится понятно, что все плохо, нужно провести ряд антикризисных мер – сокращение расходов, оптимизацию многих процессов. Часто предприниматели отказываются от услуг бизнес-консультантов, и напрасно. Такие советники могут взглянуть на бизнес свежим взглядом и показать недостатки, которых клиент не видит.

А финансовые консультанты помогут создать финансовую модель, рассчитать, где и какой можно использовать дисконт, где лучше уступить по залогу, а какой актив лучше доинвестировать или выгодно продать. Это сложные модели, и только специалист знает в этом толк.

Возникает закономерный вопрос: а что же банк? В чем его интерес? Именно поэтому я всегда доношу до своих клиентов, что предложение по реструктуризации должно учитывать не только интересы заемщика, но и банка.

Что лучше – взыскание или реструктуризация? Я – за реструктуризацию, и объясню почему. В первом случае происходит вот что. Банк, который настаивает на взыскании имущественного комплекса или бизнеса, вынужден продавать имущество, причем в сжатые сроки. Информация о срочной продаже просачивается на рынок, и бизнес неизбежно теряет в стоимости. Параллельно ведутся открытые военные действия между заемщиком и банкиром. Должник будет пытаться скрывать активы, выводить их, перерегистрировать на нерезидентные структуры или не аффилированные с ним лица. А банк – максимально дискредитировать его.

Принципиально иной подход – при реструктуризации, когда стороны не враждуют, а ведут скоординированную работу. Если необходимо продавать бизнес, то процесс поиска инвесторов проходит спокойно и без спешки, что повышает шансы выгодно продать активы. При этом можно избежать негативного информационного фона, поскольку согласования с заемщиком ведутся не в публичном плоскости.

Если процесс взыскания проходит по приблизительно одинаковому сценарию, то реструктуризация – это ручная работа. Единого плана не бывает, и нужно использовать любой финансовый инструмент, который есть у банка, чтобы дать ему понимание, что заемщик готов к сотрудничеству. Попытки реструктуризации не должны сводиться только к тому, чтобы должник заплатил как можно меньше; но и у банка должна присутствовать уверенность в том, что его требования будут учтены.

Бывают сложные случаи, когда есть несколько кредиторов и прописан кросс-дефолт. То есть, когда дефолт по одному кредиту ведет к дефолту по всем остальным. Что нужно делать? Никогда не вести сепаратных переговоров, потому что нет никаких гарантий, что остальные об этом не узнают – и тогда перспектива мирного исхода будет сильно осложнена.

Что может помочь в этом случае? Соблюдение 8 принципов INSOL. Это международная ассоциация профессионалов в сфере неплатежеспособности, реструктуризации и банкротств. Правда, я не знаю ни одного украинского банка, который бы являлся членом этой ассоциации. Однако, в любом случае, сложно вести большие реструктуризации без принципов, разработанных этой ассоциацией.

Все эти принципы сводятся к тому, что нужно координировать работу всех кредиторов, вести совместные переговоры. Ключевой принцип из восьми – standstill, то есть, мораторий на взыскание. Когда все банки обязуются не предпринимать никаких действий, направленных на взыскание или заключение договора с заемщиком, отдельного от других кредиторов.

В любом случае, без диалога между сторонами ничего не получится. Какой бы запутанной ни казалась ситуация, всегда лучше договариваться, чем воевать. И тогда появятся шансы на благополучное разрешение даже самых сложных долговых обязательств.

Все новости