Новости

28-12-2016

В украинской юридической практике возможно признать и исполнить арбитражное решение на основании уступки права требования

Владимир ЯРЕМКО, Екатерина ШОКАЛО, специально для «Юридической практики»

В современных коммерческих отношениях вопрос об уступке прав стоит не столько в том, столкнется ли компания с необходимостью уступки права, а в том, на каком этапе она будет необходима.

Варианты уступки

Относительно договоров, содержащих арбитражное соглашение, необходимо различать такие варианты уступок:

– уступка прав по договору;

– уступка права требования по договору;

– уступка арбитражного соглашения;

– уступка прав требования по арбитражному решению.

При уступке прав по договору происходит полная замена стороны договора. Однако даже замена стороны договора в целом не всегда означает «автоматическую» замену стороны арбитражного соглашения. Вопрос о том, может ли сторона, которая непосредственно не подписывала арбитражное соглашение («non-signature»), считаться стороной такого соглашения, достаточно спорный в международной практике. Необходимо выделить два ключевых аргумента против того, чтобы считать «non-signature» стороной арбитражного соглашения. Во-первых, это необходимость четкого согласия каждой из сторон на арбитраж, что является «сердцем» арбитража. Во-вторых, это отделимость («separability») арбитражного соглашения от основного договора. В то же время существуют правовые концепции, которые, при наличии некоторых условий, позволяют считать стороной арбитражного соглашения и «non-signature». Такими концепциями являются: alter ego, агентство («agency»), доктрина «Group of companies», а также уступка прав. Следует отметить, что при уступке прав требования по арбитражному решению стороны арбитражного соглашения остаются прежними.

В украинской судебной практике вопрос о возможности признания и исполнения арбитражного решения в пользу стороны, права которой были уступлены («assignee»), поднимался достаточно редко. Наиболее известным примером является дело Euler Hermes Services Schweiz AG v. ПАО «Одесский масложировой комбинат».

Суть этого дела заключается в следующем. Арбитражным решением FOSFA от 7 сентября 2011 года было обязано ПАО «Одесский масложировой комбинат» выплатить компании Pontus Trade SA около 2 млн. дол. США с процентами. 27 ноября 2009 года, еще до вынесения решения, Pontus Trade SA уступила Euler Hermes Services Schweiz AG право требования к ПАО «Одесский масложировой комбинат» на суму 2 млн. дол. США (в данной статье не анализируется соответствие договора об уступке права требования применимому к договору праву и украинскому законодательству, а также соответствующие аргументы в решениях украинских судов). Euler Hermes Services Schweiz AG обратилась в Приморский районный суд г. Одесса с ходатайством о признании и исполнении арбитражного решения.

То есть, в данном деле поднимается вопрос не о распространении действия арбитражного соглашения на «non-signature», а о возможности признания и исполнения арбитражного решения в пользу стороны, которой было уступлено право требования.

20 марта 2013 суд первой инстанции, позицию которого дважды поддержал апелляционный суд, определения которого, в свою очередь, были дважды отменены ВССУ, пришел к следующему выводу. Согласно части 1 статьи 393 Гражданского процессуального кодекса (ГПК) Украины лишь непосредственный взыскатель по решению имеет право ходатайствовать о признании и исполнении арбитражного решения. Суд обосновал выводы так: «Термин «взыскатель» не может быть поддан расширенному толкованию, т.к. этот термин взаимосвязан в рамках данной статьи с термином «решение иностранного суда» и с положениями о непосредственности подачи такого ходатайства».

Определение взыскателя

Для того чтобы понять «ширину» термина «взыскатель» необходимо учесть, что согласно части 1 статьи 512 Гражданского кодекса Украины уступка права требования является одним из оснований для замены кредитора в правоотношении. Несмотря на то, что уступка права требования и правопреемство изложены в разных пунктах данной статьи, уступка права требования по своей природе – это переход прав и обязательств от одного субъекта другому. Украинское законодательство и судебная практика признают надлежащим взыскателем сторону, которой было уступлено право требования.

Поэтому, толкование термина «взыскатель» в части 1 статьи 393 ГПК Украины, включающее возможность замены первичного взыскателя по решению вследствие уступки права требования, не выходит за пределы украинского законодательства. Замена взыскателя не нарушает необходимой взаимосвязи с решением суда, т.к. решение остается прежним.

Несмотря на то, что суд обосновывал свои выводы лишь на толковании ч. 1 ст. 393 ГПК Украины, необходимо учитывать положения Нью-Йоркской Конвенции и Закона Украины «О международном коммерческом арбитраже». Так, в статье IV данной Конвенции идет речь о «стороне, испрашивающей признание  и  приведение в исполнение», а в законе – о «стороне, основывающейся на арбитражном решении или ходатайствующей о приведении его в исполнение». Как Нью-Йоркская Конвенция, так и закон прямо не регулируют вопрос об уступке, но и прямо не указывают, что соответствующее право принадлежит только стороне арбитражного соглашения.

В последнем (третьем) Определении Апелляционный суд г. Одесса все-таки отказал в признании и исполнении арбитражного решения. Суд неожиданно установил, что с ходатайством обратились представитель компании, которая «не является надлежащим взыскателем ни согласно арбитражному решению ФОСФА № 4219 от 7 сентября 2011 года, ни согласно указанному выше договору об уступке», т.к. договор уступки был заключен с компанией Euler Hermes Services AG, а не с Euler Hermes Services Schweiz AG.

Следовательно, дело Euler Hermes Services Schweiz AG v. ПАО «Одесский масложировой комбинат» не доказывает невозможность  признания и исполнения в Украине арбитражного решения в пользу стороны, которой было уступлено право требования.

Позитивная практика

Более свежим и однозначным доказательством такой возможности является определение Подольского районного суда г. Киева от 30июня 2016 года по делу № 758/113/16-ц

Так, 29 сентября 2015 года МКАС при ТПП Украины вынес арбитражное решение, согласно которому ПАО «Судноплавна компанія «Укррічфлот» должно выплатить в пользу ПАО «Херсонський суднобудівний завод» около 6 млн. грн. ПАО «Херсонський суднобудівний завод» обратилось в суд с ходатайством о признании и исполнении данного решения 11 января 2016 года. 18 марта 2016 года ПАО «Херсонський суднобудівний завод» и ООО ТД «АННОНА» заключили договор уступки права требования. 30 июня 2016 года суд заменил кредитора на ООО ТД «АННОНА» и отказал в признании и исполнении арбитражного решения на основании его полного исполнения путем взаимозачета.

Вопрос о признании украинскими судами «non-signature» стороной арбитражного соглашения еще открыт. Относительно вопроса о возможности признания и исполнения в Украине арбитражного решения в пользу стороны, которой было уступлено право требования по такому решению, существует позитивная судебная практика. Ни один из этих вопросов четко не урегулирован в законодательстве. Если однозначная судебная практика может решить второй вопрос, то для решения первого необходимо разработать окончательную позицию и законодательно ее закрепить.

Все новости