Новости

12-01-2017

Реестр должников может составить конкуренцию соцсетям, – советник АО “Спенсер и Кауфманн”

Популярность Единого реестра должников, который недавно запустил Минюст, в первые годы своего существования может быть соизмеримой с посещаемостью социальных сетей.

Такое мнение высказал советник Spenser & Kauffmann Алексей Соломко, комментируя изданию “Закон и Бизнес” начало работы систематизированной базы данных о должниках, которая является составляющей автоматизированной системы исполнительного производства Украины.

По мнению А. Соломко, проблема осведомленности лица о том, что в отношении него открыто исполнительное производство является довольно болезненной. «Часто адреса фактического места жительства лица, места регистрации и местонахождения его имущества не совпадают, — объясняет он. — И в исполнительном производстве лицо может быть «привязано» к любому из этих адресов. А если добавить к этому еще фактический и юридический адрес места его работы, а также проблему обеспечения органов власти конвертами и марками и сроки отправки корреспонденции…».

Именно поэтому, по мнению юриста, осуществление исполнительного производства в отношении лица может стать весьма неприятным сюрпризом. В подтверждение он приводит такие примеры. «Во время пересечения границы можно узнать о наличии, коммунального или другого долга или начисленной задолженности по алиментам. За неоплаченный штраф – неожиданно может быть задержан автомобиль. При этом, лицо могло погасить долг, но у исполнителя об этом еще нет информации», — говорит О.Соломко.

Не менее впечатляющими являются случаи, когда лицо узнает о наличии у него неисполненных обязательств уже после реализации имущества, убежден юрист. Например, когда в квартиру заходит новый владелец и рассказывает, о том что в отношении продавца, оказывается, осуществлялось исполнительное производство и лицо уропустило возможность самостоятельного расчета по долгу.

«Именно поэтому создание такого реестра должников должно решить проблему несогласованности работы исполнителей. И такой способ решения проблемы может стать более действенным, чем направления смс-сообщений об отчуждении имущества лица, — убежден он. — Кроме прочего, государство может рассчитывать на повышение уровня фактического исполнения решений. Ведь многие из должников не против выполнить обязательства самостоятельно. Но у них просто нет информации о вынесении соответствующего решения или лицу фактически невозможно довести эту информацию».

Безусловно, открытость реестра будет стимулировать и добропорядочность обычных граждан. Перед тем как иметь дело с любым человеком теперь можно посмотреть информацию о количестве и сумме неисполненных им долговых обязательств. Тем более, что в сделках с отчуждением имущества, которое подлежит государственной регистрации, нотариус или государственный регистратор обязаны будут блокировать такую сделку в случае отчуждения имущества должником при непогашенных обязательствах.

В то же время, А. Соломко обращает внимание, что этот реестр не учитывает должников по решениям обязывающего характера, то есть, там, где речь не идет о взыскании денежных средств.

«В целом же, в первые годы существования реестра должников можно ожидать, что его посещение будет соразмерно с популярностью социальных сетей», — прогнозирует он.

Все новости