Новости

12-05-2017

Советник АО «Спенсер и Кауфманн» рассказал UBR.ua о политических и законодательных нюансах возврата средств

Советник АО «Спенсер и Кауфманн» рассказал UBR.ua о политических и законодательных нюансах возврата средств

Недавно заместитель Генпрокурора Украины Евгений Енин заявил, что правительство США вернет Украине деньги, незаконно присвоенные экс-премьером Павлом Лазаренко, но на «определенных условиях». UBR.ua спросил советника АО «Спенсер и Кауфманн» Николая Лихачева, одним из направлений деятельности которого является розыск и возврат незаконно выведенных активов украинских компаний и банков, о том, на что наша страна может рассчитывать и как скоро удастся вернуть деньги Лазаренко. 

Николай Викторович, известны ли в мировой практике прецеденты возврата средств на «определенных» условиях стороны, которая их арестовала?

– Прежде всего, следует отметить, что имущество и средства, конфискованные по решению американского суда, действительно могут быть направлены в другие государства. Свод законов США дает право генпрокурору страны передавать конфискованные доходы от отмывания денег иностранному государству, которое участвовало в аресте и конфискации имущества. Для этого необходимо соблюсти ряд требований американского законодательства. Главную роль в передаче преступных доходов играет то, насколько весомой была помощь правоохранительных органов государства американским коллегам при расследовании преступлений.

Значит вероятность возврата высока?

– Скажем так: дело не безнадежно. Известны случаи, когда власти США передавали часть средств, конфискованных по решению суда, другим государствам. Обычно в стране, которая помогала США в процессе выявления и ареста средств, создавалась специальная организация. Ей впоследствии и передавалась, по крайней мере, часть конфискованных денег. В случае «дела Лазаренко» всё зависит от политической воли генерального прокурора США, который может поставить определенные условия для возврата средств.

В Генпрокуратуре отметили, что процесс возврата активов займет время, так как средства находятся в 5 различных юрисдикциях, только часть из которых автоматически признают решения суда США. А в некоторых – предстоят переговоры. Насколько из-за этого усложняется процесс возврата?

– Чтобы говорить о возврате активов непосредственно Украиной, нужно иметь решение нашего суда, вступившее в силу. Тогда можно начинать работу по возврату денег со счетов иностранных банков. А вот длительность процесса будет зависеть уже от расторопности украинских правоохранителей, политической воли властей, особенностей законодательства различных стран, наличия договоров о правовой помощи между Украиной и этими государствами.

Были ли выполнены и соблюдены Украиной все требования и формальности международного права, чтобы говорить о том, что оснований для отказа в возврате средств нет?

– Насколько мне известно, в Украине до сих пор нет ни одного решения суда по делу Лазаренко.  Поэтому требования украинских правоохранителей о возврате денежных средств либо другого имущества будут безосновательны. Чтобы инициировать процесс возврата средств в государственный бюджет, прежде всего, необходимо, чтобы суд вынес обвинительный приговор, который предполагает конфискацию имущества.

Такое наказание состоит в принудительном бесплатном изъятии в пользу государства всего имущества осужденного либо его части. В случае, частичной конфискации, суд должен указать, какая часть имущества конфискуется, либо перечислить предметы, которые изымаются. А согласно Европейской Конвенции 1990 года об отмывании, аресте и конфискации преступных доходов, к которой присоединилась Украина, конфискация означает наказание или меру, назначенные судом после рассмотрения дел относительно уголовных преступлений, результатом которых является окончательное лишение собственности. Но, повторюсь, в Украине такие судебные решения не выносились.

Значит сегодня можно говорить только о доброй воле США, которым достаточно решений их судов, чтобы вернуть деньги Украине? 

– Решение американского суда может стать основанием для конфискации доходов от отмывания денег в пользу государственного бюджета США. Однако, генеральный прокурор США имеет право передать часть этих денег Украине.

Это касается и тех $280 млн., которые, как ранее сообщал в интервью экс-заместитель генпрокурора Николай Обиход, арестованы на счетах в Гернси, Антигуа, Лихтенштейне, в литовских и швейцарских банках?

– Речь шла о конфискации средств со стороны США, на основании решения, вынесенного по иску министерства юстиции Штатов. Поэтому здесь Украина может задействовать только переговоры и другие дипломатические методы.

В каких юрисдикциях, автоматически признаются решения суда США, а где нет? Сколько могут длиться такие переговоры, исходя из норм права и практики возможных подобных дел?

– В разных государствах решения иностранных судов признаются по-разному. Это зависит от законодательства страны и наличия соответствующих двухсторонних договоренностей с США. В любом случае, необходимо судебное решение государства, которое признает решение суда США. Это, безусловно, займет определенное время. На практике расследования коррупционных преступлений высших должностных лиц (а, соответственно, и возврат активов) длятся годами. В нашем случае – это около 5-7 лет.

То есть, если Украина сама займется возвратом средств из данных 5-ти юрисдикций, то процесс затянется еще на долгие годы?

– Для того, чтобы заниматься возвратом средств, необходимо иметь вступившие в силу решения и приговоры украинских судов. А их нет. Поэтому говорить о том, что Украина может сама заняться возвратом выведенных активов, преждевременно.

Что мешало начать возврат средств раньше и не ждать 10 лет? 

– У Украины была возможность претендовать на эти деньги, когда в 2004 году это дело было начато. Насколько мне известно, государству пришло уведомление о том, что существует спор относительно этих денег. Украина в то время приняла решение не участвовать в этом процессе или не предприняла никаких действий. Стоит отметить, что в данном случае роль в принятии решений сыграли политические интересы украинской стороны. На данный момент у Украины практически нулевые шансы официально войти в это дело, так как прошло слишком много времени.

Если решения судов США по Лазаренко и его активам есть, США не против возврата, можно говорить о почти «автоматическом» возврате всех средств?

– Не совсем. Давайте вспомним 2004 год, когда по решению суда в Вашингтоне у Лазаренко конфисковали $100 млн. В том деле арестованные средства были разделены между банком в Антигуа, ввиду того, что власти этой страны помогали правоохранителям США в расследовании дела, и государственным бюджетом США в соотношении 1:4. Данное решение не предусматривало никаких выплат Украине.  

Упрощает и ускоряет ли возврат средств из других юрисдикций тот факт, что в «деле Лазаренко» участвуют США?

– Учитывая, что в Украине это дело не было доведено до логичного завершения (я имею в виду обвинительный приговор), факт того, что преступления были доказаны, и он признан виновным американским судом, является крайне важным. Кроме того, разбирательства в рамках гражданского судопроизводства в Украине по поводу конфискации доходов, полученных от незаконной деятельности экс-премьера Украины, в случае их успеха для министерства юстиции США, позволят американским властям рассмотреть вопрос передачи части средств Украине.

Все новости