Новости

15-05-2017

Исполнительное производство: реформа за реформой (статья советника АО «Спенсер и Кауфманн» для издания «Юрист & Закон»)

Исполнительное производство: реформа за реформой

Алексей Соломко, советник АО «Спенсер и Кауфманн», специально для «Юрист & Закон»

Еще не успели украинские юристы привыкнуть к новой процедуре принудительного исполнения решений, выучить новые законодательные термины и постичь незнакомые ранее правовые инновации, а Министерство юстиции Украины еще не успело внедрить работу частных исполнителей, как на горизонте показались новые изменения к Закону Украины “Об исполнительном производстве”.

Накануне в Верховной Раде Украины под № 6232 был зарегистрирован проект Закона “О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты”, внесенный Президентом Украины как неотложный. В случае его принятия существенным изменениям подвергнуться процедуры принудительного исполнения решений. Что же в исполнительном производстве, по мнению гаранта, требует срочного реформирования?

Первой новеллой в указанном законопроекте, касающейся исполнительного производства, является введение Единого государственного реестра исполнительных документов, обязательному внесению в который будут подлежать все исполнительные документы, на основании которых осуществляется принудительное исполнение судебных решений и решений других органов (должностных лиц). Порядок функционирования и ведения Единого государственного реестра исполнительных документов устанавливается Государственной судебной администрацией Украины совместно с Министерством юстиции Украины по согласованию с Высшим советом правосудия.

При этом предложенными к Закону Украины “О судоустройстве и статусе судей” изменениями предусматривается, что Единый государственный реестр исполнительных документов будет составляющей Единой судебной информационно-телекоммуникационной системы. И, в отличие от обычных для всех функций Министерства юстиции как органа, обеспечивающего администрирование подобных систем, ведение Единого государственного реестра исполнительных документов предлагается возложить на Государственную судебную администрацию Украины.

На сегодняшний день закон требует оформлять исполнительный документ с указанием обязательной подписи выдавшего его лица и скреплением печатью. В проекте закона это требование упраздняется. В связи с введением Единого государственного реестра исполнительных документов законопроект предлагает оригинальную новеллу относительно оформления самого исполнительного документа – он должен скрепляться электронной цифровой подписью.

Однако с переводом исполнительного документа на электронную форму разработчики закона почему-то оставили существующую в законе необходимость взыскателя предъявлять на исполнение оригинал исполнительного документа.

Справедливости ради нужно отметить, что это требование в действующей редакции Закона Украины “Об исполнительном производстве” является недостаточно четким (часть 1 статьи 26 – исполнитель начинает исполнительное производство на основании исполнительного документа, однако ни в одной норме закона не указывается, что это должен быть оригинал). Однако при этом ни у кого не вызывает сомнений необходимость предъявления к исполнению оригинала исполнительного документа. Хотя остается нерешенным вопрос действий исполнителя в случае предъявления ему только заявления об открытии исполнительного производства без приложения к нему исполнительного документа – нынешняя редакция закона никоим образом этот случай не обусловливает. Поэтому некоторые юристы уже сейчас считают возможным открытие исполнительного производства без оригинала исполнительного документа, поскольку закон не содержит основания для отказа в принятии к исполнению.

Учитывая такое положение нормативного регулирования вопроса предъявления оригинала исполнительного документа на исполнение и сложившуюся практику, вероятно, было бы целесообразно законодательно решить вопрос необходимости (или отсутствия таковой) предъявления оригинала исполнительного документа для устранения неоднозначных толкований.

Учитывая предложенную в проекте закона идею Единого государственного реестра исполнительных документов, вполне возможным является инициирование исполнения решения только на основании заявления взыскателя, в котором указываются реквизиты исполнительного документа по данным реестра. А при открытии исполнительного производства исполнителю будет достаточно лишь проверить наличие такого документа по данным реестра. В связи с чем будет устранена возможность потери исполнительного документа, случаев его подделки и, соответственно, обращения в суд с заявлением о получении дубликата в случае потери оригинала исполнительного документа.

Также в проекте закона предлагается вернуться к более привычному для всех термину “отказ в принятии исполнительного документа к исполнению”. Напомним, на сегодняшний день Закон Украины “Об исполнительном производстве” (статья 37) употребляет термин “возврат исполнительного документа взыскателю без принятия к исполнению”. При этом проект закона вводит дополнительные основания для отказа в принятии, в частности: исполнительное производство по исполнению требований, относительно которых подано заявление (уведомление), уже находится на исполнении в другом органе государственной исполнительной службы, у частного исполнителя, органе, реализующем государственную политику в сфере казначейского обслуживания бюджетных средств.

В качестве основания для отказа предложенная норма потенциально может повлечь за собой риски для взыскателя, поскольку непонятным является примененное понятие “требований” как таковых.

Вероятно, разработчики проекта закона подразумевали возможность предъявления нескольких заявлений об открытии исполнительного производства по одному исполнительному документу, что вполне вероятно в случае использования данных Единого государственного реестра исполнительных документов. Однако термин “требования” можно также понять и в более широком смысле, например, требования о взыскании задолженности по заработной плате, которые будут считаться однородными как в отношении предмета взыскания, суммы взыскания, так и лица взыскателя. К тому же закон определяет, что исполнению подлежит “решение”, а не “требование”, которое в контексте закона имеет иной смысл – требование исполнителя.

Также непонятным будет случай взыскания с должника, который имеет несколько счетов, один из которых размещен в казначействе, а другие – в учреждении банка: взыскание с казначейского счета будет исполняться органами казначейской службы, а исполнитель будет обращать взыскание на другие средства и имущество. Тем более, что предложенная обусловленность пребывания требования на исполнении в другом органе исполнительной службы (другого частного исполнителя) прямо нарушает закрепленное законом право взыскателя относительно выбора места и субъекта исполнения.

Законопроект дополняет основания для отказа в открытии исполнительного производства новым основанием – отзыв взыскателем заявления о принудительном исполнении решения до открытия исполнительного производства.

Также проектом закона предлагается решить неуместность передачи от государственного исполнителя или от одного частного исполнителя другому исполнительного документа – проектом предлагается осуществлять передачу самого исполнительного производства (в таком случае новый исполнитель лишь продолжит начатые предыдущим исполнителем действия, а не будет проводить их заново).

В каждой бочке меда можно найти свою ложку дегтя. Такой очевидной ложкой дегтя в законопроекте является отмена возможности ограничения руководителя должника – юридического лица в праве выезда за пределы Украины. Если идея законопроекта направлена на повышение уровня исполнения решений, то такое предложение этой идее только повредит. Однако если идеей являлось содействие должникам в уклонении от исполнения решений, то реализация этого предложения прекрасно поможет такому замыслу.

Также законопроектом предлагается дополнить статью 19 Закона (права и обязанности сторон и других участников исполнительного производства) новой частью, в соответствии с которой в случае если взыскателем в исполнительном производстве будет хозяйственное общество, то заключение мирового соглашения, отказ от взыскания и возврат исполнительного документа возможны только по письменному согласию всех лиц, которые в соответствующем деле действовали в интересах хозяйственного общества. В связи с чем нужно учесть, что, поскольку в судебном деле в интересах хозяйственного общества могут действовать третьи лица на стороне истца (даже без заявления самостоятельных требований), а их количество может быть неограниченным, должник просто не будет иметь шанса на мирное урегулирование проблемы с взыскателем.

Закон могут дополнить интересной новеллой (статья 26), в соответствии с которой исполнителю предоставляются полномочия относительно увеличения суммы взыскания по исполнительному документу путем начисления процентов или пени (однако если об этом будет указано в исполнительном документе).

Наконец, законопроект устраняет существующую на сегодняшний день невозможность приостановления исполнительного производства на основании решения суда. Перечень оснований для приостановления исполнительного производства дополнили новым основанием в виде приостановления судом исполнения по исполнительному документу (судебному решению) или приостановления действия судебного решения.

Однако, переходя от особенностей приостановления исполнительного производства, сразу бросается в глаза новый непривычный термин – “прекращение исполнительного производства”. Именно так предлагается называть статью 37 Закона Украины “Об исполнительном производстве”, которая в нынешней редакции Закона называется “Возврат исполнительного документа взыскателю”. То есть возврат исполнительного документа предлагается заменить новым понятием. Отход от существующего термина “возврат” будет логичным в случае отказа от необходимости предъявления исполнительного документа в качестве такового, поскольку не будет предмета возврата.

Далее, подходя к статье 38 (в нынешней редакции Закона – это возврат исполнительного документа в суд, который его выдал), разработчики проекта решили назвать ее “Приостановление исполнительного производства в случае возобновления судом срока подачи апелляционной жалобы или принятия такой апелляционной жалобы к рассмотрению”. С точки зрения нормативной техники определение этой статьи в качестве отдельного основания для приостановления исполнительного производства является не совсем удачным предложением, поскольку закон содержит отдельную статью (статья 34), которая определяет исключительный перечень оснований для приостановления исполнительного производства. При этом сразу возникает вопрос о законной силе мероприятий, примененных в исполнительном производстве, осуществляемом на основании решения суда, которое не вступило в силу (в случае его апелляционного обжалования).

И уже совсем разработчики законопроекта всех запутали предложенными изменениями к статье 40 Закона, которая касается последствий завершения исполнительного производства. В частности, в этой статье законопроект вводит еще одно основание для прекращения исполнительного производства – возобновление судом срока подачи апелляционной жалобы или принятия такой апелляционной жалобы к рассмотрению. Предварительно в статье 38, как мы видели, проект закона определяет это обстоятельство как основание для приостановления исполнительного производства, а теперь это же обстоятельство является основанием для прекращения производства. Сейчас этот ребус от разработчиков законопроекта будут решать народные депутаты.

В любом случае, само основание для завершения исполнительного производства в связи с возобновлением судом срока подачи апелляционной жалобы или принятия такой апелляционной жалобы к рассмотрению является тождественным по своим последствиям завершению исполнительного производства, а потому было бы проще и логичнее определить его в качестве такового.

В проекте закона также предлагается исключить часть 2 статьи 41 Закона Украины “Об исполнительном производстве”, которой предусматривается необходимость предъявления исполнительного документа в случае отмены постановления о возврате исполнительного документа взыскателю или завершения исполнительного производства. В контексте идеи электронной формы исполнительного документа такое исключение является вполне обоснованным.

Однако при этом снова забыли о необходимости заполнения существующего в законе пробела относительно возможности возобновления исполнительного производства в случае отмены постановления о возврате исполнительного документа в суд в случае возобновления судом срока подачи апелляционной жалобы или принятия такой апелляционной жалобы к рассмотрению (независимо от того, как это основание будет называться, – прекращение, приостановление или завершение).

И наконец – об арестах. На данный момент процесс наложения ареста на средства должника в исполнительном производстве осуществляется тремя субъектами: исполнителем, который выносит постановление о наложении ареста; лицом, которое доставляет это постановление в учреждение банка; и работником банка, который принимает решение о допустимости принятия такого постановления к исполнению. Понятно, что такая многосубъектность для одного действия на практике приводит либо к несвоевременности наложения ареста (когда на счете уже нет средств), либо к формальному отказу в принятии постановления к исполнению. Предложенная Система автоматизированного ареста средств сводит всю процедуру наложения ареста к нескольким секундам после нажатия исполнителем клавиш компьютера. И приостановить наложение ареста возможно будет только в судебном порядке. Однако непонятным является то, что указанные возможности предоставляются только для государственных исполнителей – либо это механическая описка в проекте, либо разработчики проекта почему-то не доверяют частным исполнителям.

Кроме того, законопроект предусматривает новые возможности обращения взыскания на дебиторскую задолженность должника. Так, статью 56 Закона предлагается дополнить новой частью относительно возможности наложения ареста на средства лица, которое имеет задолженность перед должником, подтвержденную судебным решением, вступившим в законную силу. В дальнейшем такой арест может быть снят, если в течение пяти дней со дня его наложения взыскатель не обратится в суд об обращении взыскания на денежные средства такого лица.

В связи с чем настораживает примененное в законопроекте словосочетание “может снять”, что обусловливает дискреционность действий исполнителя. Однако статья 53 нынешней редакции Закона Украины “Об исполнительном производстве” предусматривает возможность обращения взыскания на средства должника, причитающиеся ему от других лиц, по определению суда. При этом в суд за получением такого определения обращается сам исполнитель, а не взыскатель (статьи 121 3 Хозяйственного процессуального кодекса Украины и 377 Гражданского процессуального кодекса Украины).

Также указанный законопроект предусматривает направление документов исполнительного производства органам и лицам, имеющим официальные электронные адреса в Единой судебной информационно-телекоммуникационной системе, исключительно в электронной форме. Учитывая объемы документооборота у исполнителей, переход на электронную переписку даст возможность сэкономить не один десяток тонн бумаги.

На данный момент Верховная Рада пока что не включила проект в повестку дня. Поэтому у законодателей будет время внимательно поработать над ним, а руководители должников – юридических лиц еще вынуждены будут нести груз ответственности за недобросовестное управление юридическими лицами.

Все новости