Новости

12-09-2017

Чтобы успеть к распределению средств, следует своевременно передавать документы тому исполнителю, который уже финализирует взыскание, – советник Spenser & Kauffmann

Финальное вступление

Советник Spenser & Kauffmann Алексей Соломко, специально для «Юридической практики»

В соответствии с законом созданы два самостоятельных субъекта — государственный исполнитель и частный исполнитель, и каждый из них имеет собственное поле деятельности, организацию работы и подведомственность. Но вот должник… Он может оказаться общим, и тогда по исполнительным документам в отношении него будут одновременно работать государственный и частный исполнитель, что неизбежно приведет к возникновению конфликта.

Два на одного

Любое исполнительное производство допускает наличие в отношении должника нескольких исполнительных документов. Например, по одному решению суда суд может выдать несколько исполнительных документов о взыскании основной суммы долга и судебного сбора. В более сложной ситуации в одном решении суда может быть несколько взыскателей, как правило, солидарных.

С другой стороны, нередки ситуации, когда в отношении должника имеется ряд решений, по которым с него производится взыскание в пользу нескольких взыскателей. Поскольку такие случаи множественности долгов в юридической практике возникали давно, теория права и действующее законодательство в достаточной мере урегулировали данные вопросы и практически отработали. Это касается достаточно привычного механизма распределения взысканных сумм между несколькими взыскателями в зависимости от значимости сумы, предварительной обеспеченности взыскания и временных преимуществ взыскателей. Вот только все это касалось случаев, когда взыскание производилось одним исполнителем. Тем более что ранее законодательство предусматривало ограниченные возможности выбора места проведения исполнительных действий – фактически исполнительные действия производились по месту нахождения должника. Да и случаи нахождения должника и его имущества в разных юрисдикциях были достаточно редки, а практически все решения исполнялись на районном уровне.

Позже стало возможным проведение взыскания в отношении должника одновременно в нескольких территориальных юрисдикциях по выбору взыскателя – как по месту нахождения должника так и по месту его работы, проживания, наличия отдельного имущества. И здесь мы впервые столкнулись с конфликтом проведения действий несколькими исполнителями. Например, в отношении одного должника одновременно работали государственные исполнители по месту нахождения должника и по месту нахождения его имущества.

Тогда ситуацию разрешили на ведомственном уровне. Минюст, который был наделен полномочиями по нормативному обеспечению деятельности госисполнителей, внес изменения в Инструкцию о проведении исполнительных действий (действовала до 2012 года): там появились положения о необходимости объединения таких исполнительных производств в одно сводное. Однако детально эта процедура не была прописана. На какой стадии проводить такое объединение, каким образом это должно происходить, –  вопросы, которые так и остались без ответа.

Со временем к ним прибавились проблемы разграничения компетенции подведомственности исполнения между органами государственной исполнительной службы. Там, где размер взыскания превышал определенную суму, исполнением решений занимались специально созданные отделы принудительного исполнения решений. В данном случае нормы Инструкции, а также некоторых других нормативных актов Минюста также указывали на необходимость объединения таких исполнительных производств в сводное и продолжение их ведения в рамках одного органа.

Впрочем, механизм объединения оставался достаточно туманным в части дальнейшего предъявления взыскателями новых исполнительных документов. Ведь, по сути, взыскатель имел право сам выбирать орган исполнения, который обязан принять исполнительный документ и проводить по нему дальнейшие действия. А если, к примеру, сводное исполнительное производство находилось в отделе принудительного исполнения решений, и сума взыскания по конкретному исполнительному документу не превышала установленного размера, позволяющего принять такой исполнительный документ данному отделу, то взыскатель мог предъявить исполнительный документ только в районный отдел ГИС. И только в дальнейшем была возможным передача данного исполнительного документа из районного отдела в отдел принудительного исполнения решений.

И, как показала практика, далеко не всегда было возможным обеспечить объединение исполнительных производств в сводное. Поэтому наблюдались попытки одновременного проведения исполнительных действий несколькими органами исполнительной службы.

В дальнейшем, в новой Инструкции по организации принудительного исполнения решений от 2012 года данная норма была конкретизирована. В частности, была установлена обязанность проверки наличия открытых исполнительных производств по одному должнику через Единый государственный реестр исполнительных производств. Однако и это не помогло полностью решить проблему одновременного проведения исполнительных действий по одному должнику несколькими органами государственной исполнительной службы.

Невнятное сводное

Закон «Об исполнительном производстве» в редакции, действовавшей до октября 2016 года, предусматривал необходимость объединения в сводное производство тех решений, где речь шла о взыскании средств. Далее закон оговаривал порядок проведения исполнительных действий в сводном исполнительном производстве: арест накладывается с учетом всех исполнительных документов. То есть взыскание по всем исполнительным документам должно происходить одновременно.

В статье 30 Закона, обновленного с октября 2016 года, говорится, что исполнение нескольких решений о взыскании денег с одного должника осуществляется частным исполнителем в рамках сводного исполнительного производства. При этом исполнение нескольких решений о взыскании денег с одного должника осуществляется государственным исполнителем, который открыл первое исполнительное производство в отношении такого должника, в рамках сводного исполнительного производства.

Сразу отметим, что действующий закон требует наличия нескольких решений. Решение, согласно статье 1 Закона, это судебное решение и решение других органов. А исполнительные документы определяются как выданные на основании решений (статья 3). Поэтому, если на исполнении находится несколько исполнительных документов в отношении одного должника, выданных по одному решению суда, то данный случай никак не подпадет под определение статьи 30 Закона.

Второе, на что необходимо обратить внимание: определение сводного исполнительного производства на нормативном уровне отсутствует. Возможно, законодатель оперирует общепринятым понятием, которое одинаково понимается всеми субъектами правоприменения?

Под сводным на практике понимается производство в отношении одного должника по нескольким исполнительным документам. И разночтения могут возникать лишь в отношении того, входят ли в это понятие, помимо исполнительных документов о взыскании, иные документы.

А вот статья 25 Закона определяет, что при наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение решения или в случае выполнения сводного исполнительного производства в органах государственной исполнительной службы, могут образовываться исполнительные группы в порядке, определенном Минюстом.

Данная норма обращает на себя внимание расшифровкой обстоятельств, затрудняющих исполнение решения. К таковым отнесены и случаи, когда исполнительные производства о взыскании средств с одного должника открыты в нескольких органах государственной исполнительной службы. Но ведь под этим случаем мы как раз и понимаем сводное исполнительное производство, которое упоминается далее по тексту нормы! Если сводное исполнительное производство, это не то, в котором происходит взыскание средств с одного должника, то что тогда имел ввиду законодатель под отдельным термином «сводное исполнительное производство» в статье 25 Закона? Наличие запятых, содержательного разделителя и отдельной расшифровки понятий исключают возможность законодательной тавтологии. Выходит, что общепринятое понимание термина «сводное исполнительное производство» может включать в себя и другое содержание. Таким образом, конструкция нормы статьи 25 фактически ставит в затруднение применение статьи 30 Закона.

Проблемное исполнение

А теперь мы подходим к самому интересному – порядку исполнения нескольких решений в отношении одного должника.

Первая возникающая проблема – это фактическая неприменимость норм закона к случаю, когда есть несколько исполнительных документов по одному решению суда. В таком случае, сводное исполнительное производство не возникает.

Далее в силу закона появляется необходимость фактической передачи производств на исполнение государственному исполнителю, который открыл первое производство в отношении должника. И здесь (вторая проблема) стоит вопрос критерия определения первого государственного исполнителя – тот который в принципе открыл исполнительное производство (и не важно, является оно открытым либо завершенным исполнительным производством), либо первым исполнителем по текущим исполнительным производствам? И входят ли сюда исполнительные производства, по которым не происходит взыскание денежных средств? Учитывая отсутствие единого подхода, на практике возникает неодинаковое применение данной нормы.

Третье – это сам механизм передачи исполнительных производств. Профильный закон никакого механизма не предлагает, а действующая Инструкция по организации принудительного исполнения решений лишь указывает на то, что решение о передачи исполнительного производства из одного органа государственной исполнительной службы в другой принимается начальником областного управления государственной исполнительной службы либо директором Департамента государственной исполнительной службы. При этом кто обязан информировать названных лиц о необходимости передачи производств, в каком порядке, в какой срок принимается решение, в какой срок оно исполняется, что делать, если названный руководитель отказал в принятии такого решения – эти вопросы остаются открытыми.

По существу, их неурегулированность приводит к тому, что требования многих взыскателей оказываются неудовлетворенными – один орган исполнительной службы, который взыскал с должника суму, удовлетворяет требования только своих взыскателей без учета тех взыскателей, которые предъявили исполнительные документы на исполнение в другие органы исполнительной службы. А когда исполнительные документы наконец-то объединяются в сводное производство, то распределение взысканных средств оказывается завершенным и новые взыскатели остаются ни с чем.

Следующая возникающая проблема – это возможность одновременного проведения исполнительных действий несколькими исполнителями по одному должнику. Ведь согласно требованиям закона к исполнению принимается документ, фактически по адресу, указанному взыскателем. Учитывая свое представление каждого взыскателя о месте нахождения должника и его имущества, география открытия исполнительных производств может охватить всю Украину. А дальше, согласно закону, начинается проверка имущественного состояния должника путем направления соответствующих запросов и проверка информации по базам данных. И пока такая проверка не закончится, говорить, что должник либо его имущество отсутствуют в пределах юрисдикции исполнителя, никак нельзя.

Особенно интересным будет выявление счетов должника – юридического лица и обращение взыскания на эти средства, ведь наличие счета не имеет территориальной юрисдикции. А дальше, узнав информацию о наличии банковских счетов, по одному должнику одновременно от нескольких исполнителей приходят платежные требования в банк о взыскании денежных сумм со счетов должника. Какое платежное требование в данном случае будет иметь приоритет? И самое интересное, что дать правильный ответ на данный вопрос будет проблематично, поскольку (судя по положениям закона) такая ситуация вообще не должна возникать.

Однако, как мы помним, закон предусматривает возможность объединения исполнительных производств в сводное только в отношении решений, которые находятся на исполнении у одного частного исполнителя либо решений, которые находятся на исполнении в органах государственной исполнительной службы.

Таким образом, объединение не происходит в случаях:

– наличия нескольких исполнительных документов, выданных по одному решению;

– наличия нескольких решений одновременно на исполнении у частных исполнителей;

– наличия нескольких решений одновременно на исполнения у частных исполнителей и органов государственной исполнительной службы.

Помимо упомянутого вопроса с платежными требованиями, список последующих проблем можно моделировать до бесконечности. Например, один из часто задаваемых вопросов: при наложении ареста на имущество тремя исполнителями, является ли это для них препятствием проведения трех последующих описей, последующих оценок и, возможной передачи имущества на реализацию? В случае если такие одновременные действия проводились государственными исполнителями, то скорее всего служба внутри своей системы придет к компромиссному решению. Но возможен ли подобный компромисс между частными исполнителями? Кто из них и в каком случае должен уступить? Пока законодатель не дает ответа на данный вопрос.

Конфликт или проблема?

А теперь пришло самое время ответить на главный вопрос: существует ли конфликт интересов в работе государственных и частных исполнителей на самом деле?

Как известно, одним из необходимых признаков конфликта является наличие спора по поводу прав и обязанностей. Но закон четко разграничивает в правах и обязанностях государственного и частного исполнителя. Хотя, если использовать не юридическое, а социальное определение конфликта, то в применении к данной ситуации мы можем говорить лишь о наличии спора на преимущественное право того или иного исполнителя работать с конкретным должником. И в данном случае мы не можем говорить о наличии конфликта – каждый исполнитель имеет право работать с конкретным должником. Причем это право имеет определенное юридическое закрепление.

Тогда конфликт в работе государственного и частного исполнителя отсутствует? Но ведь существует законодательная проблема одновременного проведения исполнительных действий в отношении одного должника несколькими исполнителями! Хотя, если несколько исполнителей будут проводить одновременно исполнительные действия в отношении одного должника, мы можем предполагать повышение качества и полноты таких действий. И проблема в данном случае будет заключаться в одновременной претензии нескольких исполнителей (а вместе с ними и взыскателей) на результаты этих действий.

Так может это будет сутью конфликта? Здесь налицо спор о праве между несколькими субъектами. Однако, и в этой ситуации спора не возникнет. Если несколько исполнителей одновременно будут пытаться обратить взыскание на конкретное имущество должника, последнее не будет реализовано, а потому и результат, о котором можно спорить, просто не возникнет.

Что делать

Дабы изложенная критика Закона «Об исполнительном производстве» была конструктивной, не лишним будет предложить варианты решения очерченных проблем.

Помимо очевидной необходимости определения термина «сводное исполнительное производство», прежде всего стоит урегулировать вопрос порядка передачи исполнительных производств между государственными исполнителями с установленными сроками такой передачи. Что касается обязательности передачи исполнительных производств между частными исполнителями для объединения в сводное производство, то необходимость как таковая отсутствует. Ведь каждого частного исполнителя выбирает взыскатель.

В данном случае решение возможно в направлении координации действий между исполнителями. Если они одновременно проводят в отношении должника исполнительные действия, то также одновременно могут претендовать и на результат таких действий, то есть, с учетом норм закона, распределять взысканные средства с должника между всеми взыскателями. Тем более что технических проблем для такой возможности уже нет (функционирует автоматизированная система исполнительного производства, которая объединяет в себе всю информацию относительно каждого исполнительного действия по всем исполнительным производствам). Единственным полезным уточнением здесь могло бы стать определение преимущества в праве получения взысканных средств (при их распределении) в том исполнительном производстве, исполнитель которого фактически провел взыскание (например, тот, кто описал, оценил и реализовал имущество). Ведь мы не можем исключить ситуации, когда некоторые исполнители вместо активных действий будут просто наблюдать за работой своих коллег.

А для тех исполнителей, которые захотят проводить совместную работу по одному должнику, следует разрешить добровольное объединение деятельности, например, на основании договора и без необходимости его утверждения либо согласования руководством государственной исполнительной службы. Но все предложенное выше предполагает соблюдение длительной законотворческой процедуры. А что делать сейчас?

Представляется, что кардинальным решением проблемы может стать инициирование одним из взыскателей процедуры банкротства должника – тогда действительно будут учтены интересы всех взыскателей. Однако данный вариант следует рассматривать как исключительный, поскольку процедура банкротства длительная и затратная, а потому в некоторых случаях ее эффективность может быть подвергнута сомнениям.

Более мягкий вариант – согласование действий между исполнителями. Безусловно, он подходить только для «частников» и то при условиях позитивной личной коммуникации и решения вопроса о распределении вознаграждения. Также не исключено, что при определенной согласованности, взыскатель может уплатить дополнительное вознаграждение. Но это взгляд со стороны исполнителя.

Если же смотреть на ситуацию с позиции взыскателя, то ему следует внимательно следить за ситуацией и, к примеру, своевременно передать исполнительный документ на исполнение тому исполнителю, который уже финализирует взыскание, чтобы успеть на распределение взысканных средств.

Все новости