Новости

03-11-2017

Форензик (финрасследования) наиболее эффективен, если им занимаются одновременно юристы и финансисты, уверены в Spenser & Kauffmann

ФИНАНСОВЫЙ ХОД

Отсутствие системы внешнего и внутреннего контроля может весьма пагубно сказаться на бизнесе — по оценкам экспертов, украинские компании теряют около трети годовой выручки. Но, как известно, любое правонарушение оставляет финансовый след. Проанализировать внутреннюю среду компании, в частности выявить мошеннические схемы, сомнительные сделки, нечистых на руку сотрудников путем исследования первичной документации, а также изучить внешнюю среду (потенциальных контрагентов, связанных лиц, динамику роста финансового состояния топ-менеджмента компании и их аффилированных лиц) позволяет такой относительно новый для Украины инструмент, как форензик. Как им грамотно пользоваться и какова роль юристов в этом специфическом аудите — об этом «Юридической практике» рассказали старший партнер Spenser & Kauffmann Валентин Загария, управляющий партнер Юрий Петренко и советник Николай Лихачев.

— Что подразумевается под форензиком в контексте практики юридической фирмы, ведь обычно этот термин ассоциируют с финансовыми расследованиями и аудитом?

Валентин Загария (В.З.): Для юридического бизнеса форензик — это одно из новых направлений. Мы проводим комплексные проверки, направленные на выявление и пресечение мошеннических действий, прежде всего сотрудников компаний. Я не слышал, чтобы кто-то из юрфирм, кроме нас, этим занимался, но многие присматриваются к данному направлению практики. Изначально форензик действительно проводился в основном аудиторами (которых мы рассматриваем в качестве основных конкурентов), поскольку по сути это судебно-бухгалтерская экспертиза, которую предъявляют в суд как доказательство вины лица, осуществившего ту или иную финансовую махинацию. С недавнего времени мы видим все больше финансовых злоупотреблений, достаточно хитро структурированных, и без юридической подкованности разобраться в некоторых случаях невозможно.

— Что отличает форензик от таких уже состоявшихся юридических практик, как комплаенс или защита бизнеса?

Юрий Петренко (Ю.П.): Можно сказать, что и форензик, и защита бизнеса, и комплаенс глобально нацелены на решение общей задачи — противодействие финансовым махинациям. Но при этом они используют различный инструментарий.

Дело в том, что защита бизнеса — это практика, направленная в большей мере на структурирование корпоративных отношений таким образом, чтобы компания была защищена от внешних посягательств, в том числе притязаний государства. Защита бизнеса в сугубо юридическом смысле — перестраховка с точки зрения разграничения полномочий, установления ограничений на совершение тех или иных сделок. Это некий файервол, который не дает вирусу (угрозе) попасть в компанию. Если же нарушение уже произошло и нужно разобраться с последствиями, для этого нужно проводить форензик-аудит.

Что касается комплаенса, то он в первую очередь сфокусирован на выстраивании политики соответствия бизнеса существующим правовым нормам, на выявлении и устранении потенциальных рисков. Прописывается, как компании следует проводить те или иные операции. Но если правонарушение уже совершено (в обход правил комплаенса и требований внутренней безопасности), на помощь приходит форензик-аудит.

Николай Лихачев (Н.Л.): Можно провести еще одну параллель — с юридическим due diligence, в рамках которого также проводится оценка корпоративной структуры, проверяются активы, недвижимость, права интеллектуальной собственности, правоустанавливающие документы, обязательства и т.д. Но в основе любого due diligence лежит принцип существенности — операции ниже определенного уровня не проверяются. Условно говоря, сколько дизтоплива крадет начальник автопарка, при этом не выявить. Это задача, решаемая в ходе процедуры форензик. При проведении форензик-аудита мы проверяем абсолютно все, ведь малейшее выявленное нарушение может привести нас к большому клубку махинаций.

Ю.П.: Форензик проводится не для того, чтобы оценить стоимость компании, этот тип аудита сфокусирован на взаимодействиях внутри компании. Он нужен, чтобы понять, насколько эффективно работает бизнес и как много денег он теряет. Как показывает опыт, потери есть практически всегда, причем на Украине эти потери намного больше, чем на Западе. Неудивительно, что у некоторых иностранных компаний не получается работать на нашем рынке — вроде бы делают все, как привыкли, а результат совершенно другой. Оказывается, для каждого исполнителя нужен еще и контролер.

В.З.: Если акционер не участвует в операционном управлении, форензик нужно проводить хотя бы раз в несколько лет, чтобы понимать, в каком состоянии находится бизнес. Это держит всех в  тонусе.

— А чем форензик отличается от классического аудита?

Н.Л.: Опять-таки принципом существенности. Аудиторы работают, как правило, с определенными выборками. Плюс аудит — это обязательная процедура, которая проводится по четко определенным принципам и правилам, не предполагающим погружения в детали.

Форензик — это своеобразный микс юридического и финансового аудита и судебно-бухгалтерской экспертизы. И при проведении форензик-проверки мы должны иметь в команде специалистов всех этих профилей, которые смогут комплексно проверить абсолютно каждую трансакцию, найти нарушение там, где его на первый взгляд нет. Доходит до того, что нам приходится становиться специалистами в областях, не имеющих никакого отношения к юриспруденции. Мы погружаемся абсолютно во все бизнес-процессы.

В.З.: Мы поняли, что форензик наиболее эффективен, если им занимаются и специалисты по финансам, и юристы одновременно. Нельзя сказать, что форензик можно провести без аудиторов, но и без юристов он получается односторонним.

— Специалисты каких практик (юридических) привлекаются к проектам? Каковы алгоритмы проверки?

Ю.П.: Обязательно привлекаем юристов, специализирующихся в банковском и финансовом праве, налогообложении, корпоративном праве и международном структурировании бизнеса. При проверке агрохолдингов не обойтись без специалистов по земельному праву и недвижимости. Помимо этого нужны квалифицированные бухгалтеры и аудиторы. Когда дело доходит до решения проблем, целесообразно привлекать специалистов по трудовому праву, юристы-судебники нужны при переходе дела в стадию следственных действий и судебных разбирательств. Мы привлекаем специалистов всех ключевых практик, но на разных стадиях проверки.

Н.Л.: В первую очередь выясняем ряд обстоятельств, позволяющих определить зоны риска. Определяем вовлеченность акционеров. Зачастую крупные акционеры не задействованы в оперативном управлении своим бизнесом, занимая в лучшем случае должности в наблюдательном совете. Задаем вопросы о том, как организованы закупки, есть ли тендерный комитет, служба внутренней безопасности. Если в компании практикуют расчеты наличными, вполне вероятно, что допускаются финансовые злоупотребления.

Клиенты, обращаясь к нам, как правило, уже понимают, что у них есть проблемы, а вот какие именно — просят нас выяснить. Для этого и нужен форензик: выявить махинацию и того, кто за ней стоит. А дальше уже клиент решает: обращаться в правоохранительные органы либо ограничиться внутренними санкциями. В нашем отчете обязательно содержатся рекомендации по немедленному прекращению мошенничества, а также по его предотвращению в будущем: к примеру, мы рекомендуем добавить элементы внутренней безопасности, предусмотреть еще один круг согласования тендеров. Конечно же, это приводит к большей бюрократизации, но если акционер не готов принимать участие в бизнесе, без этого не обойтись — остановить внутреннее мошенничество крайне сложно. Одна из общих рекомендаций — искоренять кэш и держать зарплаты на достойном уровне.

— Кто заинтересован в подобных услугах?

Ю.П.: В основном это акционеры и бенефициары компаний, топ-менедж­мент — далеко не всегда. Иногда мы даже сталкиваемся с явным противодействием со стороны топ-менеджеров, они не просто не заинтересованы в проверке, но всячески ей препятствуют: не хотят предоставлять информацию, затягивают с ответами — видно, им есть что скрывать.

В.З.: Форензик — неоценимый продукт для бизнеса ввиду того, что он позволяет сохранить средства, теряемые из-за махинаций.

— Варьируется ли спрос в зависимости от сферы деятельности бизнеса?

Н.Л.: Особой разницы нет. Индустриальный фокус — скорее производное от общего состояния экономики. Украина, как известно, аграрная страна, соответственно, многим аграрным компаниям интересен форензик, особенно если речь идет о крупных холдингах со сложной корпоративной структурой. Второе — это, конечно же, финансовый сектор. Довольно интересен форензик и госструктурам для целей проверки подопечных компаний. Например, Фонд гарантирования вкладов физических лиц заинтересован в проверке банков, переданных ему в управление.

— А как насчет масштаба бизнеса? Есть ли порог, ниже которого проведение форензика будет в принципе бессмысленным?

Н.Л.: Форензик можно провести и в небольшом магазинчике или ларьке, другой вопрос, что его стоимость будет выше, чем предполагаемые потери от возможных правоотношений. Более того, в небольшом бизнесе собственник, как правило, лично принимает все решения. Поэтому я бы сказал, что наш клиент — это компании, у которых как минимум сформированы коллегиальные органы управления.

— Есть ли спрос на проверки не собственного бизнеса, а контрагентов, например должников банка?

В.З.: Все проверки, как правило, проводятся внутри компании. Мы получаем мандат от акционеров и имеем доступ ко всем необходимым документам. Зачастую в компании об этом не знают до момента нашего прихода. Случаи, когда мы не можем зайти в компанию, достаточно редки. Это случается, когда акционеры не хотят разглашать сам факт проведения расследования. Тогда приходится работать с внешними источниками, публичной информацией, контрагентами, а также с теми документами, доступ к которым есть у акционера либо которые он может затребовать, не вызывая подозрений. Такой форензик незаметен для проверяемой компании. Он обычно дольше, сложнее и менее точен, поскольку мы не видим документации. Но имея определенный инсайд от акционеров и работая с окружающей средой, мы можем получить общую картину.

— Как вы оцениваете перспективы практики форензик на юррынке?

В.З.: Перспективы хорошие, и практика будет развиваться. К сожалению или к счастью для тех, кто этим будет заниматься, на Украине чрезвычайно высок уровень внутренней коррумпированности сотрудников компаний — для развития форензика это очень благоприятное поле.

Беседовал Алексей НАСАДЮК, «Юридическая практика»

Все новости